?

Log in

Patrick Süskind - Das Parfum

Nur einziges Wort fällt mir ein - eine Mischung.

Einerseits ist's ein Buch vom modernen Autor.

Andererseits das Buch hat klassische Schreibart, die lässt einen Leser keinen Ort für die Phatasie haben, weil es übervoll von den Fakten ist, und einige von diese Fakten sind einfach sinnlos.

Noch ein Buch, das ich las, weil es populär war. Nochmal die Enttäuschung.

---

Gewöhnlich jedes Buch sich mit irgendein Lied assoziiert. Auf diesem Fall ist das Lied viel besser.

Tags:

Здравствуйте!

Я завёл себе блог на LJ, чтобы публиковать мысли и делиться опытом преимущественно на и о иностранных языках. Не стесняйтесь, рекламируйте себя, возможно именно Ваш блог станет мне интересным.

Добро пожаловать.

Dorota Terakowska - Córka Czarownic

Tak się zdarzy, że pierwsza książka, którą czytam po jakiemuś języku, jest dla dzieci. Kiedy następił czas poznania polskiego, natknąłem się na dwa utwory Doroty Terakowskiej. Na początku chciałem wybrać inną opowieść, ale potem zdecydowałem, że będę czytał właśnie tą baśń lutego.

Kiedy przeczytałem swoją pierwszą książce po angielsku, myślałem, że to nietrudno znaleźć jakąś powieść dla dzieci, którąbym był ciekaw. Ale pierwszy utwór po niemiecku zniszczył tą iluzję. Dlatego kiedy byłem powinien wybrać coś polskiego, zakradł się we mnie smutek. Jednak teraz nie czuję żali. Poza tym kiedyś chętnie przeczytam tą powieść swemu dziecku.

Wcześniej już nazwałem ją baśnią lutego. Dlaczego? Bo w niej są 28 rozdziałów, i możnaby było czytać jeden codziennie. W książce napisane wiele o szanowaniu natury, i, skończąc ją 28 lutego, już następnym dniem dziecko mogłoby iść i próbować wszytko to, co poznało.

Wspaniała książka. Szczerze mówiąc, tego się nie spodziewałem. Dziękuję.

Tags:

Ich erinnere mich einfach sehr klar, was für einen Widerstand ich mich holte, wenn ich beschloss, Deutsch zu lernen aufzunehmen. Man nannte mich bei vielen Wörtern, unter welchen „Verrückt“ und „Nazi“ auch waren. Wüsstet ihr, wie ich versuchte, ein Buch von irgendeinem deutschen Schriftstellern zu finden, das nicht vom Krieg erzählte. Aber es ist wahrscheinlich fast unmöglich. Diese zwölf Jahre des dritten Reich halten sich unglaublich fest im Bewußtsein der Deutsche. Sie schämen sich davor und tun alles, was sie können, um diese Erinnerung zu bedecken. Keine Ahnung, ob ich dazu fähig bin, passendes Wort zu finden, aber wir, die Russe, sind daran gewöhnt, alle Deutsche mit dem Wort „Nazi“ zu verbinden. Sie sind fast die Synonyma im Vokabular vielen Personen. Ich las wenige Bücher, sehr spannende, wie dieses, und nicht so talentvoll geschriebene, aber die Haltung zur Epoche ist dieselbe. Es tut mir leid, daß Leute stellen sich vor nur die unzählige Soldatenlegionen und die bellende Stimme des Führers, wenn das Wort „Deutsch“ ihr eingefallen ist.

Noch eine Sache hält sich fest in meinem Gedächtnis. Wenn ich mit der Sprache kennenlernte, erforderte mir Zeit, um mich davon hinreißen zu lassen. Es war die Schriftsprache - Hochdeutsch. Ich verstehe, daß nichts stehenbleibt. Doch ich fürchte, daß es zu viele englische Wörter in der Sprache schon gibt. Alle diese „die Girls“, „die Party“ usw. zerfressen Deutsch von innen, wie Krebs, der scheint unaufhaltsam, wenn nicht verhängnisvoll zu sein. Im Augenblick Deutsche Sprache wird verdorben wie Niederländisch, auf dem sprechend, man nie sicher sein soll, ob man (k)einen Fehler gemacht hat. Ich habe nichts dagegen, die Lehnwörter zu treffen, doch die Lehngeschwindigkeit ist ja schrecklich. Lass Englisch sein Englisch, und Deutsch sein Deutsch. Leider, warum eure Muttersprache euch nicht wert ist, werde ich kaum erfahren.

Tags:

Пик

Я познакомился с Элен на 21-м дне рождения своей сестры. Она была офицером полиции и пришла на вечеринку прямо со смены - и тут же влилась в компанию. Под занавес празднества она бросила: "Завтра утром я буду ходить по реке на каноэ, давай там и встретимся". Вот так это и случилось. Мы женаты уже больше 35 лет.

Элен была без ума от приключений и спорта, и мы проводили все выходные в походах и палаточных лагерях. В такой жизни не было места детям, но это нас только сблизило. Мы жили в стареньком доме в маленькой деревне; я работал инженером по технике безопасности, она заключала страховые договора для одной комании.

В 2006 году я стал замечать в ней незначительные изменения - отклонения в её поведении и характере, некоторые из них были настолько мизерны, что их трудно описать. Она стала повторяться. Говорила, что ей делают замечания на работе за ошибки, но она не понимала. Сначала я списывал всё на менопаузу, пока она не начала замыкаться в себе, совершенно не желая видеться с друзьями, - это была вовсе не та Элен, какую я знал.

Она утверждала, что с ней всё в порядке; она даже прошла все стандартные тесты на память у нашего доктора. Вот только на самом деле ситуация становилась всё хуже: я мог придти домой и застать её выбрасывающую книги или одежду, которыми мы до сих пор пользовались.

Целый месяц я вёл дневник, и когда я показал его доктору, он согласился, что ей сто́ит сходить на приём к специалисту. В итоге ей сделали сканирование головного мозга, а в январе 2009 года ей поставили неутешительный диагноз: в 56 лет у неё начало развиваться слабоумие как следствие смертельного заболевания: болезни Пика.

Болезнь Пика поражает лобную и височную доли головного мозга, ответственные за важнейшие функции организма: речь, память, интеллект. Непонятно, что могло вызвать недуг, ведь в её генеалогии этого не прослеживается. С развитием болезни жить остаётся не более семи лет. Когда мне это сказали, я просто сел на диван и заплакал.

Есть кое-какие службы поддержки больных, но они подходят несколько более молодым, мобильным людям. Мне просто посоветовали поискать информацию в интернете, обратиться за помощью в Службу Здравоохранения или к нашему деревенскому доктору вместо того, чтобы дать какую-либо квалифицированную консультацию.

Я сам и стал ей сиделкой. Я должен готовить и убирать, напоминать ей, что нужно одеться, - в общем, смотреть за ней 24 часа в сутки. Она мгновенно отвлекается, поэтому постоянно должна быть чем-то занята, иначе беде не миновать. Я не могу спокойно спать, потому что если она встанет ночью с кровати, то может и не вернуться. Она постоянно хочет есть: мне приходится прятать всю еду и запирать бумаги и ручки, в противном случае она будет жевать их.

Мне... мне очень одиноко. Жизнь теряет всякое значение. Наши семьи живут довольно далеко, а Элен больше не может вести диалог. Самое унылое время - вечер, особенно зимой. Мы и без того редко куда выходим, потому что она очень волнуется, когда видит незнакомые места или когда у нас гости. Мы смотрим телевизор, но я не знаю, как много она понимает.

Помогает то, что мы живём в маленькой деревне и все друг друга знают. Соседи присматривают за Элен, и дважды в неделю она ходит в Центр для пожилых людей. Ей понабилось время, чтобы освоиться, но там хорошие мероприятия и люди. Естественно это значит, что и у меня наступает перерыв. Я помогаю людям на железной дороге - без их поддрежки я бы уже давно лез на стены от безумия.

У меня бы ничего не вышло без помощи благотворительных сообществ, но почему нам приходится полагаться на благотворительсть, а не на социальные и медицинские службы? Когда Элен поставили диагноз, я совершенно растерялся - и никто не помогал нам разбираться, какие ей полагаются пенсии, или заполнять бесконечные анкеты. Крайне необходимо оказывать больше поддержки людям с ранним развитием слабоумия и консультировать тех, кто будет заботиться о таких больных.

Больше всего меня пугает, что со мной может что-нибудь случиться: кто тогда будет присматривать за Элен? Если меня нет рядом, она начинает волноваться, нервничать, и я сам не буду делать ничего, что бы вызвало у неё такую реакцию. Мы до сих пор близки настолько, насколько позволяют обстоятельства. Конечно я до сих пор люблю её. Я знаю, что её душа всё ещё здесь, но той Элен, которая была, уже нет.


---

По материалам сайта газеты The Guardian за 21 ноября 2011 года.
Автор: Нома Халили.
Когда, наконец, путешествия во времени станут возможными, наверно стоит подумать дважды, пользоваться этим или нет. Согласно последним исследованиям, проведённым на артемиях (вид жаброногих ракообразных), секс с партнёром из другого времени может быть смертельно опасным.

Исследователи из Центра Функциональной и Эволюционной Экологии (Монпелье, Франция) собрали законсервированные икринки артемии разных поколений и оживили их, опустив в воду. Николас Роуд и его команда скрещивали артемий из икринок, замороженных в 1985, 1996 и 2007 годах, в которых уместилось приблизительно 160 поколений. Они обнаружили, что самки, которые спаривались с самцами из прошлого или будущего, погибали намного раньше своих сестриц, чьи кавалеры были с ними одного поколения. Чем больше разница во времени, тем раньше они умирали: разница в 22 года уменьшала продолжительность жизни самок на 12%, разница в 11 лет - на 3%.

Любопытно, но на репродуктивную способность это условие не оказало никакого влияния. Те, что жили меньше, вымётывали такое же количество икры, просто делали это быстрее. «Жизнь самок достаточно сложна и вто же время чётко запрограммирована», - объясняет Роуд. «Эта "программа" отражает зависимость между выживанием и производительностью».

Артемии относятся к таким животным, чьи яйца могут сохраняться даже десятки лет в условиях засухи. Как только они попадают в воду - в лаборатории или на воле - рачки вылупляются. Поэтому этот вид стал идеальным объектом для такого эксперимента.

Делает "межвременное сношение" таким рискованным для здоровья так называемая антагонистическая коэволюция: различные виды (паразиты и хозяева, к примеру) или особи одного вида (самцы и самки) приспосабливаются друг к другу для увеличения шансов на выживание. В дикой войне за это выживание самцы в основном борются за продуктивность, а самки стараются ухватить как можно больше, и именно на их долю выпало бремя репродукции и ухаживания за молодняком.

Биологи говорят, что природой заложены такие конфликты как гонка вооружений (зубы и когти с каждым разом всё больше и совершеннее) и флуктуация (две стороны поочерёдно доминируют друг над другом в виду появления эволюционных новшеств). Встреча особи из другого времени может просто оставить вас неподготовленным: представите, что вы ввязываесь в современную войну с оружием XVII века. Это и показывает эксперимент с артемиями.

К сожалению, исследователи не могут определить, какой из этих конфликтов срабатывает в данном случае. Им понадобилась бы бо́льшая разница поколений, чтобы разобраться, заодно сделав эксперимент на продолжительность жизни икринок. Учёные также не знают, что повышает смертность самцов из другого времени. Возможно всё дело в процессе спаривания, ведь самцы могут держать на спине самки даже несколько дней, чтобы предотвратить сношения с другими самцами. Из-за такого охранника самка не может питаться, что тоже может сокращать жизнь. Также планируется провести эксперимент и на самцах, предоставляя им самок из различных поколений.

Да какое нам дело до интимной жизни рачков? «Сексуальные конфликты и антагонистическая коэволюция возможно являются основой в понимании отношений между самками и самцами,» - говорит Роуд.

Таким образом, битва полов только набирает обороты.

---

По материалам сайта Popular Science за 22 июня 2011 года.
Автор: Дженнифер Аббаси.
Как-то вечером я наткнулась на свою 15-летнюю дочь, лежащую в ванне. Каким-то образом я удержалась от вздоха изумления от её внешности: это красивое юное тело с его дерзкой грудью и подтянутой талией явно принадлежали девушке, а не моей малютке. "Ой, извини, солнышко, - в спешке выдавила я и тут же повернулась к двери. - Не буду тебе мешать". Впервые с тех пор, как она родилась, видеть её нагой было неловко, и, мама дорогая, я даже начала завидовать.

С её потрясающей фигурой, длинными и натуральными золотистыми волосами, чёткими чертами лица стало очевидно, что красота моей старшей дочери затмила мою. Я, конечно, всегда понимала, что три беременности и элементарное время оставили свой отпечаток на моей внешности, но только теперь, сравнив себя со своей взрослой дочкой, я ощутила, насколько этот отпечаток глубокий. "Всё в порядке, мам, - в ответ улыбнулась дочь, не обратив внимания на печальное озарение, которому именно она стала причиной. - Останься. Что ты хотела сказать?"

Но я не могла остаться. Мне нужно было уйти и обдумать свои ощущения, стряхнуть скребущее за пазухой зеленоглазое чудовище до того момента, когда дочь спросит о моём самочувствии. Я была бы убита горем, если бы в пылу страсти заставила её плакать; я нашла предлог и ушла, тут же рассказав мужу о случившемся за дверью ванной.

Моя дочь взрослела очень медленно. До недавнего времени. Ещё полгода назад она была совсем как мальчишка, а потом будто за ночь девочка вдруг вымахала в росте, у неё появились нормальная грудь, талия и округлые бёдра. Ещё пару месяцев назад отлично сидевшие короткие юбочки теперь смотрелись слишком вызывающе.

Интуитивно она перестала попадаться мне на глаза неодетой, не дожидаясь того кошмарного момента, когда мне придётся настаивать на этом. (У меня есть подруги, дочери которых, к большому сожалению своих матерей, будто не замечают эффекта, которых производит их не очень прикрытое тело на мужскую часть населения). "Боже мой! Мама, - она взвизгнула, когда поняла, что стала выше меня. - Теперь ты будешь смотреть на меня снизу вверх".

Она, конечно, пошутила. Но это был решающий момент: тогда я поняла, что зависть и гордость не исключают друг друга, когда дело касается чувств матери к её взрослеющей дочери. Наконец, это маленькое дитя, о котором я столько лет заботилась, стало, буквально выражаясь, достаточно большим, чтобы следить за собой. Меня как молнией ударило!

В общем-то, я была горда, хотя и с трудом верилось, что я́ родила эту сногсшибательную девочку. Но я ничего не могла поделать: я чувствовала, что теперь стою в её тени. Мне стукнуло 40 пару недель назад - и вдруг я почувствовала себя ужасно старой.

Между тем, дочь стремительно развивается как личность. Маленькая девочка, обычно тихонечко сидевшая у меня на коленях, слушая разговоры взрослых, теперь полноправный участник этих бесед. В прошлые выходные, устав, как и все остальные, от непрекращающегося нытья одной моей подруги: "Жизнь - это бесконечный конфликт отцов и детей. Мне становится скучно", - именно дочь закрыла ей рот: "Да ты хоть сейчас можешь пойти и броситься с моста", - невозмутимо бросила она. "Я слышала - на небесах всем хорошо".

Начавшую было сгущаться атмосферу ко всеобщему облегчению разрядила сама жертва: "Вижу - у тебя мамин острый язык. Теперь ты будешь ей советчицей".

В этой фразе правды оказалось больше, чем представляла наша гостья. Моя дочь может быстренько прикинуть, что надеть, и выглядеть стильно, что бы на ней ни было - этим я никогда похвастаться не могла. Всю жизнь каждое утро мне было больно смотреть на себя в зеркале, постоянно задаваясь вопросом: одежда меня полнит, или я в принципе такая есть. Мне нужно в три раза больше времени, чтобы собраться. Если дочка говорит, что это на мне смотрится, а то - нет, - я всегда ей доверяю; сегодня без её критики я вообще не выхожу из дома, хотя ещё лет 5 назад всё было с точностью до наоборот.

Мне всё ещё хочется сходить купить ей что-нибудь. Вместо этого я просто даю ей на карманные расходы. Когда мы вместе идём по улице, я вижу, как мужчины окидывают её таким же взглядом, какой раньше бросали на меня. Это выводит из себя по множеству причин. Мне хочется их догнать и сказать, что девушка, на которую они глазеют, - ещё ребёнок; хочется элементарно спросить: "Почему она, а не я?!"

Тем вечером, после инцидента в ванной, я поднялась на чердак и нашла старую коробку, полную фотографий со мной в молодости. Я взяла её с собой в спальню, разбросала снимки по полу и, разглядывая их, ностальгировала. "Боже мой! - голос, такой похожий на мой собственный, донёсся из дверей. - Разве мы не похожи?"

Я оглянулась - и тут на меня нахлынуло: восхищение и страх, ощущение уязвимости смешанное с ответственностью, которые бывают, когда "девочка" оказывается в шаге от "девушки". Это были самая прекрасная и самая ужасная поры, смешанные воедино.

Меня осенило: пока я буду зацикливаться на своей зависти, моя дочка будет мне окошком в то безрассудное время - это скорее подарок, нежели проклятье.

Она присела рядом - и я крепко её обняла, улыбаясь, чувствуя, как она ещё сильнее ко мне прижимается; дочка очень любила это делать, будучи ребёнком. И на пару драгоценных мгновений всё стало словно она действительно ещё маленькая.

---

Автор: Энн Грэм.

Komm, um mich anzuschauen

Komm... komm, um mich anzuschauen.
Komm. Ich lebe. Mir ist weh.
Diese Hände kann keiner warmen,
Von den Lippen drang: "Nie mehr".

Jeden Abend bringt man meinen Sessel
Zu dem Fenster. Ich seh' die Straße.
Oh, kann ich denn dich vorwerfen,
Daß die Unruh' in mir aufkam?

Nein... nein, ich habe keine Angst,
Auch wenn ich blaß bin, keine Luft bekommend.
Ich habe Angst nur vor der Nacht,
Weil ich jedesmal von deinen Augen träume.

Anna Achmatowa, 1912

Мой папа вечен

На прошлой неделе в закусочной девушка за прилавком спросила меня, что я делаю сегодня вечером, и я сказала ей правду:
  - Я жду, что мой папа умрёт.
  - Весёлого Рождества, - ответила она и дала мне мой кофе.

Скорее всего, для моего папы это будет последнее Рождество. Ему 90 лет, и он неизлечимо и смертельно болен: старость. Теперь каждое утро, принося чашку чая, я ожидаю подойти уже к холодному телу.

Возможно, конечно, что он проживёт ещё несколько лет. Но в последнее время его взгляд изменился. Яркое старческое сияние сменилось тусклыми сигналами слабости, которые подразумевают только одно: SOS. У него усугубляется слабоумие, ухудшается здоровье, ему тяжело вставать со стула, и всё, что он постоянно хочет, - это спать. И этот человек, который всего год назад был душой компании, выглядит, словно он готов погасить огонь.

Я думала о его последнем Рождестве, о Рождестве миллионов пожилых людей. На прошлой неделе я прочитала, что каждый третий человек старше шестидесяти может не разговаривать с друзьями или с членами семьи неделю. Там же написали, что более одного миллиона стариков в Британии встретят это Рождество в одиночестве.

Это пора, когда нам нужно сделать хоть что-то для стариков: позвонить, подарить, навестить - сделать что-нибудь. Но они же не только для Рождества, как куклы. Очень часто мы разыгрываем этот ежегодный спектакль, только чтобы загладить полнейшее игнорирование их остальную часть года. Так что нам нужно делать с нашими стареющими родителями?

Примерно полтора года назад я вернулась в дом своих родителей на вре́менной основе, после развода. Я собиралась пожить там несколько месяцев, пока не найду новую квартиру.

Потом мой отец заболел, и ему нужен был уход. Я поняла, что и моей почти слепой 80-летней маме необходима помощь, увидев, как она гладит мёртвую мышь: она думала - это детская игрушка. Я решила позаботиться о них, ведь они заботились обо мне.

Мы напоминаем одну из тех семей, в которых под одной крышей жили несколько поколений, что когда-то было нормой. Было до того, как пришло время нуклеарных семей.

Политики и специалисты говорят о поддержке и заботе, которые могут быть только в семье; говорят, как нам теперь нужно действовать, чтобы сохранить её. Семья - это опора цивилизации; по крайней мере, они так заявляют. Да, семья это чудесное творение; плохо только, что её члены делают её похожей на дом для умалишённых.

Я бы хотела поделиться с вами греющей душу историей о семье, которая воссоединилась во времена кризиса. Я бы с удовольствием сказала, что присмотр за папой оказался самым достойным поступком в моей жизни, и что я бы посоветовала это всем. На самом деле, это был кошмар. Если вы никогда не жили со стариками, то вы понятия не имеете, как они могут досаждать: "Нервов уже нет, у меня волосы совсем седые и на моей интимной жизни давно поставлен крест..."

Мой папа, несмотря на все его беды, родился под счастливой звездой: он окружён детьми и внуками, которые всегда придут на помощь, и тем не менее он сильно страдает от одиночества. Это приходит с возрастом. Бывают времена, когда он проводит целые дни напролёт один.

Он сидит, курит, спит... сидит, курит, спит и выглядывает из тумана забытья как заключённый в одиночной камере.

Если это всё же будет его последнее Рождество, я задалась вопросом: "Что подарить умирающему отцу?"

Я уверена, что если я бы его это спросила, ответом стали бы  холодный мартини и горячая девочка. Но я бы хотела ему дать то, что не купить за деньги - признание, которое втайне жаждет каждый отец. Сказать что-нибудь наподобие: "И хотя, когда я была маленькой, ты постоянно вгонял меня в краску, ты всегда был весельчаком и всегда поддерживал своих детей. Ты был отличным отцом. Спасибо".

Никому не нужен большой терапевтический праздник, а-ля папа-я-тебя-люблю, полный объятий и слёз. И всё-таки я бы не хотела, чтобы это Рождество прошло как всегда: подарки, еда, телевизор, ссора. Наши родители подарили нам жизнь; разве мы не должны им нечто большее, чем пара тёплых носков и приготовленный ужин?

Мы не собирались поворачиваться к ним спиной - просто мы все очень заняты. У нас мало времени. Самая ирония в том, что у них тоже. Посреди написания этого очерка моего отца увезли в больницу: сердце дало о себе знать. Что ж, похоже, у меня будет Рождество, полное объятий.

---

По материалам TimesOnline за 28 декабря.

Не так быстро!

Не забывайте о формальных навыках письма



1)    У меня больше седых волос, чем русых.
2)    Я отлично помню фильм «Унесённые ветром».
3)    Я пишу, используя полные слова и предложения.

Социальные сайты, такие как вконтакте.ру, и феноменальная популярность общаться текстовыми сообщениями изменили способы письма людей. Все старые правила выброшены в окно. Сейчас, чем быстрее пишешь, тем лучше. Чем больше в сообщении акронимов, тем меньше вероятность того, что ваши родители или начальник поймут это. Это новый язык, современный язык, созданный как способностями электронных устройств, так и необходимостью передавать информацию и мысли. И эта штука сама по себе хороша. Я уже намекала, что я чистюля, когда дело касается письма, но даже Я могу оценить практичность возможности уместить в несколько символов то, что было раскидистой строкой аккуратного языка.

Так в чём же дело? Вы пишите по-своему, я – по-своему. Но проблема всё-таки существует, и она связана с постоянно возрастающим числом людей, не способных более писать в формальном, профессиональном стиле, который требуют бизнес и наука. Это сойдёт, чтобы сказать корефану о предстоящей вечеринке на любимой даче, но этот номер не проходит, если вы желаете описать что-то ощутимое или глубокое. Естественно это не будет приемлемо для вступительного сочинения, сообщений предполагаемому работодателю или содержания вашего личного web-сайта (если вы стараетесь его продать кому за 18). И чем больше молодые люди используют укороченный язык, тем меньше они практикуются в литературном.

Я не говорю это всё от фонарного столба, я вижу это каждый день, работая консультантом в редакции печатного издания. Люди, которые не могут писать правильно, ограничены при устройстве своей карьеры и не могут иметь множества решений проблем своих личных дел. Школы делают недостаточно, чтобы произвести должное впечатление на учеников о необходимости развития письменных навыков. Немало учителей заинтересованы, в том, чтобы дети чувствовали себя удовлетворёнными, а не в том, это самое удовлетворение подать через достижение. Они избегают заострять внимание на ошибках, решая вместо этого оценить содержание. Будто мысль и умение её правильно выразить не связаны между собой. Затем они выпускают в мир детей, совершенно не владеющих ситуацией. Вот такую медвежью услугу они оказывают! Вы возможно скажете, что это всё из-за моих детских обид.

Укороченный вариант языка, видимо, должен остаться, и это нормально. Если всё, что вы хотите сказать – GF, R U THERE? NE14KFC? BBFN *, тогда используйте то, что вам по душе, и наслаждайтесь этой солёной, хрустящей пищей до полного удовлетворения (или сердечного приступа – что раньше нагрянет).

Но если вы хотите выразить идею, и никак не получается её уместить в 150 знаков, которые позволяет статус профиля на вконтакте.ру, если вы хотите показать каждый её нюанс – втянитесь в процесс, выстраивайте мысли одну за другой, пока они станут тем, что стоит читать, о чём стоит думать, и признайте, что есть другой вариант языка, такой же практичный, как и укороченный, которым вы несомненно владеете выше среднего. Помните, в языке есть огромное разнообразие, тонкость, эмоциональность и красота, которая позволяет нам выражать максимально точно каждый оттенок всего, что только можно себе вообразить. Чем больше вы продвинетесь в этом, поистине сказочном языке, тем быстрее вы найдёте общий язык со своей жизнью. А разве не в этом суть письма?

-----------------------

* – расшифровка: Girlfriend, are you there? Anyone for KFC? Bye-Bye for now.

Автор статьи: Джуди Роуз.